Понедельник, 21.08.2017, 01:47
Главная » Статьи » Мои статьи

Книга Павла Кашаева "Ностальгия" (Том 3)

* * * 

Край родной! В жару и непогоду 
я к тебе спешу издалека… 
Здесь весной течет по небосводу 
семицветной радуги река. 
Здесь гуляют ветры на просторе, 
слышен тихий тополиный зов… 
Синева небес над синим морем - 
славные чернила для стихов!.. 

* * * 

Моих раздумий облака 
не торопи совсем немного… 
Еще, как ноша, нелегка большая пыльная дорога. 
И нет ни капельки дождя, 
что тело каждой клеткой просит, 
И даже солнце, уходя, жестокой жажды не уносит. 
Не скоро ветер озорной 
растреплет волосы березки… 
Я - не с тобой, ты - не со мной, 
одна любовь - на перекрестке… 

* * * 

Если другу трудно и тебе не легче, 
Груз непониманья не клади на плечи, 
И в душе на что-то не таи обиду, 
Сделай шаг навстречу, только не для вида. 
Если грусть нежданно серым красит утро, 
Вспомни, что недавно поступали мудро, 
Словно обретали истинное зренье… 
Не бывает ссора лучше примиренья. 
Пусть объединяет светлое желанье… 
Сделай шаг навстречу! Что вам расстоянья? 
Может быть от счастья уходить не стоит? 
Может все изменит самое простое - 
шаг навстречу?.. 

* * * 

За окошком грохочут трамваи… 
Ты в постели подобна лучу… 
И над этим сияньем вставая, 
на тебя наглядеться хочу. 
О, волос твоих пышная грива, 
что волнует горячую кровь, 
Нежный профиль, где так горделиво 
удивленная вскинута бровь. 
Золотые большие ресницы, 
словно крыльями птицы взмахнут… 
Угадаю ли: что тебе снится 
в быстротечности светлых минут? 
На часах - без пятнадцати восемь… 
Ты прекрасна в объятиях сна… 
За окошком - янтарная осень, 
а со мной - только ты и весна!.. 

* * * 

«Сколько звезд над Землей?» - 
ты спроси у Луны 
И услышишь в ответ: «Их считать не должны. 
Появилась звезда, угасает звезда - 
Все равно ни одна не уйдет без следа». 
Ты у ветра спроси: «Сколько в мире дорог?» 
И услышишь в ответ, что не меньше тревог. 
Человеку для счастья дорога дана, 
Если выберет верно, то будет она 
Там, где солнце сияет и птицы поют, 
Там, где любят, мечтают, и верят, и ждут… 
Вдоль дороги лучатся желаний цветы… 
И недаром на счастье надеешься ты. 
Но рассветной порой выходя за порог, 
Ты у сердца спроси: «Сколько в мире тревог?» 

* * * 

Всю ночь бродяга - ветер пировал, 
А желтый дождик листья целовал, 
Слагая монотонные стихи, 
Старался рифмой оплатить грехи. 
Ах, дождь осенний - неуемный враль!.. 
Доверчивые листья очень жаль, - 
Они лежат беспомощно - слабы… 
И кто теперь услышит их мольбы? 
О чем они успеют попросить? 
Дыханье холодов - не угасить… 
И скоро он проявит свой задор – 
Зимы искристый, ледяной костер… 

Валерию Далекому 

В далеком саду поднебесном, 
где листьев аккорды звучат, 
О чем ты поешь, мой ровесник, 
о чем ты не можешь молчать? 
О том ли, что ночи прохлада 
досталась тебе одному 
И звездам опавшим не надо 
тревожить усталую тьму? 
О том ли, что в час непокоя, 
когда на душе ералаш, 
То должен найтись под рукою 
хотя бы один карандаш… 
И хватит уменья, старанья 
для ярких, особенных книг… 
А жизнь - это чистописанье, 
нет времени на черновик! 
А счастье? Да вот оно, рядом, 
что звездочкой новой взойдет 
Над светлым серебряным садом, 
над песней твоей расцветет… 

* * * 

У дороги поставив треножник, 
постоянно меняя холсты, 
Неизвестный рисует художник 
небо, солнце, деревья, цветы… 
Жизнь проносится неумолимо, 
мчат машины, соляркой чадя… 
Прозаично - привычное - мимо, 
мимо радуги после дождя, 
Мимо цвета, что вряд ли остынет 
всем суровым ветрам вопреки… 
Жаркой охры лучи золотые 
так послушны движеньям руки, 
Легким взмахам взволнованной кисти… 
И крылатыми кажутся вдруг 
звонкой стаей летящие листья 
От внезапных печалей на юг… 
У дороги поставив треножник, 
постоянно меняя холсты, 
Неизвестный рисует художник 
неизвестные людям цветы, 
Чтобы кто-то успел улыбнуться 
и поверить надолго, всерьез: 
Окрыленные листья вернутся 
с поднебесья на солнечный холст. 
Чтобы как бы там ни было сложно 
в мире самых различных забот, 
Но всегда возвратиться возможно 
на безбрежной любви небосвод… 

* * * 

Сколько в мире жестоком потерь 
Оттого, что святое порушив, 
Убивая бездушностью душу, 
В человека вселяется зверь. 
Но, однако, средь многих зверей, 
Как ведется от века до века, 
Есть такие - не сыщешь добрей, 
Вот чему б научить человека, 
Чтобы он не терял никогда 
Облик свой благородный и смелый, 
А надежды живая вода 
От осколков беды не краснела… 

* * * 

Во всем сейчас такая доброта, 
Несбывшегося чуда ожиданье, 
Как будто мне назначили свиданье 
В начале марта счастье и мечта. 
А небо - акварель голубизны… 
Пронизан день сплошной улыбкой света… 
И сердце, как березовая ветка - 
Набухло чувством трепетным весны. 
Вот-вот пробьются первые листки 
И, словно птицы, дружно защебечут. 
И ты - моя Весна - идешь навстречу, 
И наши взгляды солнечно близки… 

* * * 

О, как все нынче изменяется, 
Событий, дел круговорот… 
И чем он только ни меняется 
Наш взбудораженный народ. 
Едва ль поспеть за переменами 
В непостижимой суете. 
Мы занимаемся обменами, 
Что на поверку - вновь не те. 
Откуда это наваждение? - 
Пожалуй, сразу не понять, 
А кто-то даже убеждения 
Привык расчетливо менять 
На саквояж престижный лаковый, 
Где столько денег - просто клад! 
На пирожок с начинкой маковой 
И на заморский шоколад… 
Одни в пылу своей беспечности 
Предать готовы красоту, 
Другие - просто человечности 
Хотят в обмен на доброту. 
Заботы ищут, сострадания, 
Участья, нежности, любви… 
Цветы меняют на свидания 
И дружбе говорят: «Живи!» 
Не будет никогда ошибкою 
Рукопожатье от души… 
Стихами, песнями, улыбками 
Обмены очень хороши! 
Пусть сердцу в лучшее поверится, 
Теплее станет чей-то взгляд. 
Пусть каждый, кто посадит деревце, 
Войдет потом в цветущий сад. 
И все, что прожито и пройдено 
Сумеет свято сохранить… 
Но хорошо, что чувство Родины 
Нельзя продать иль заменить. 

* * * 

Стремительно шагая к новой цели 
И к дальним звездами проложив мосты, 
Мы главного, пожалуй, не сумели 
Лишь потому, что мало доброты. 
Среди забот ненужных, бесконечных, 
Средь ханжества, бездушья, пустоты 
Все меньше оставалось дум сердечных, 
Все меньше оставалось доброты. 
Не ведали, что близок час утраты, 
Боясь потери столь привычных мест… 
И не спросили доброту: «Куда ты?», 
Когда она несла свой тяжкий крест. 
Несла одна такой, что не под силу 
Для тех, кто рвет награды, как с куста… 
Какой отважной, искренней, красивой 
Была и остается доброта!.. 
А мы неужто зрение теряем 
Иль может, вовсе не туда глядим? 
К чему стремимся, с кем часы сверяем, 
Кто дорог нам, кто нам необходим? 
Идут года, проходит век за веком, 
Понятней глубь, доступней высота, 
Но, чтобы оставаться человеком, 
Нужна любовь и просто доброта… 

* * * 

Уезжал, словно с другом прощаясь 
С добрым домом, где жил не печалясь. 
И любовь, и надежду, и радость - 
все вмещает в себя его адрес. 
Громких слов говорить я не буду, 
но в какое ни шел бы жилье, 
Знаю точно: вовек не забуду 
этот адрес, где сердце мое… 

* * * 

Вспоминается снова и снова: 
Теплый ветер звенит, как струна… 
Из ворот на проспект Ушакова 
Накатилась морская волна. 
Это море мечтателей смелых… 
И плывут, словно песня, легки 
На рубашках парней загорелых 
светло - синие воротники. 
Скоро парни проявят таланты, 
Укрощая свирепый Норд-ост, 
А пока они - только курсанты, 
Знают: путь мореходов - не прост. 
Значит - к знаньям вперед, 
самый полный! 
Ждут желанные материки, 
Всколыхнут океанские волны 
Гюйсы - флотские воротники. 
Золотые рассветные стрелы 
Над весенним Херсоном летят… 
И глядят на парней загорелых 
Восхищенные очи девчат. 
Взгляды встретились… 
Радость ли, горе, 
Всплеск эмоций, похожих на сон? 
Может статься: любовью, как море 
Кто-то будет сегодня пленен… 
И внимая чеканному шагу, 
И услышав оркестра привет, 
Беспокойных мальчишек ватага 
За курсантами топает вслед… 
И проходят курсанты, проходят, 
Чтобы вместе учиться, мечтать… 
И улыбку братишки Володи 
Я встречаю глазами опять… 

* * * 

Вместо писем обещанных листик кленовый 
Опустился под вечер на ящик почтовый. 
Это осень прислала подарок нежданный - 
На древесной ладошке узор златотканный. 
Ты берешь этот листик с надеждой во взоре, 
Чтобы главное слово прочесть на узоре, 
Слово первой любви, что сияет неярко, 
Но сейчас для тебя нет желанней подарка… 

* * * 

О, жизнь - круговая порука 
глубин, высоты, тишины, 
Где пламя надежды и мука таинственно обручены. 
И смысл дорогого примера, 
как молнии вспышка в ночи… 
А рядом с безверием - вера 
набатом призывно звучит. 
И сердцу до боли тревожно, 
познавшему смысл бытия: 
Доколе опора надежна - земля золотая моя… 
И на высоте окаянной, 
и ринувшись в глубь с высоты, 
Как знать: где причал безымянный 
для творчества и красоты? 
Что силу дает и отвагу, 
становится зримой строкой, 
Подобной весеннему флагу, 
где слово одно - «непокой». 
Есть радость и звонкая слава 
На самом крутом вираже, 
но есть еще - гордое право 
Хранить и не только в душе 
все то, что действительно свято 
и что просто так не придет. 
Приемлю восходы, закаты, 
Пропахшие запахом мяты 
и чувством, что вряд ли пройдет. 
Без этого светлого чуда, 
в судьбою дарованный час, 
Все может случиться… Покуда 
по счастью огонь не угас, 
Огонь благородных порывов, 
исканий врачующий цвет 
И песня о доле счастливой, 
которой желаннее нет. 
Я голосу разума внемлю, 
Однако боюсь, что вот-вот 
Травинку сорвешь - и на землю 
обрушится небо с высот… 

Памяти поэта Александра Ковчи - 
автора книги «Топор и плаха»… 

Пожелали: «Земля ему пухом…», 
Каждый горсточку бросил свою. 
Вспоминали: «Не падайте духом 
Никогда у беды на краю. 
Наша жизнь - многотрудное поле. 
Станут зерна колосьями в срок… 
Очень тесно в телесной юдоли 
Сердцу, знавшему столько тревог. 
Просто к небу пора перебраться… 
Может примет? Большое оно, 
Как бессонное в полночь окно, 
Где заветные рифмы родятся… 
Жаль, услышать их здесь - не дано». 
И, рванув напоследок рубаху, 
Вдруг заметил кому-то в укор: 
«Я-то думал, судьба моя - плаха, 
А она - этот звездный простор…» 

* * * 

На мираж похож поселок, 
зной - хоть душу разрывай… 
Поле ртами перепелок просит небо: 
«Пить подай!» 
Небо сдвинулось над зноем, 
загрозилось погодя… 
И, казалось, грозовое 
хлынет струями дождя. 
Только что-то толку 
мало в обещаниях пока, - 
И ни капли не упало 
растревоженным росткам. 
Вроде тучи недалеко, 
а не могут напоить… 
Поле в трещинах глубоких - 
губы жаждущего пить. 

* * * 

Нам рассвет пророчит путь неблизкий, 
В небесах - летящей стаи крик… 
Гроздь калины думой материнской 
Прикоснулась к сердцу в этот миг. 
И отрадно мне по праву сына 
Знать: куда б дорога ни вела - 
Украина - вечная калина - 
Символ жизни, счастья и тепла. 

* * * 

Внезапно появился листопад, 
Сквозь толпы туч 
едва ль пробьется просинь… 
Вот- вот и капли гулко застучат, 
Дождем унылым разразится осень. 
В такой денек выходишь со двора, 
Надеясь, что изменится погода 
И думаешь: осенняя пора 
Не лучшее, однако, время года. 
Но стоит солнцу выглянуть едва, 
Раздвинув тучи - занавес тяжелый, 
Как в сердце пробиваются слова - 
Ростки весны далекой, но веселой. 

* * * 

Пока еще не тают, словно дым 
Слова, что на судьбу мою похожи, 
А этот мир я ощущаю кожей, 
Где каждый светлый миг необходим, 
Чтобы надеждой новою дыша, 
Взлетала белой птицей в поднебесье 
И возвращалась прямо к дому песней 
Моя солнцелюбивая душа. 

* * * 

Есть цветок. В нем - быль и небыль, 
Синей нежности мотив, 
отблеск ласкового неба, 
чувства песенный прилив. 
Он сердцам влюбленным внемлет, 
глядя в души и глаза. 
Крепко держится за землю, а уходит в небеса. 
И живет, и дышит новью вешней радости исток, 
Видно потому - любовью называется цветок… 

* * * 

Журавлиная светлая стая 
над землею остывшей кружит, 
Словно хочет сказать, улетая, 
что не лучшее время спешит. 
И пока не нагрянула вьюга, 
не взмахнула холодным крылом, 
Торопитесь увидеть друг друга, 
Согревайте друг друга теплом, 
Чтоб потом никакие метели 
разлучить вас уже не смогли, 
Чтобы все, что найти захотели, 
обрели и навек сберегли. 

* * * 

Порывистый ветер с налета листву обрывает. 
И грустно мне вдруг отчего-то… 
Ну что же, бывает. 
Вот в комнату резко открыта скрипучая дверца, 
Я вижу, что листик летит к нам, 
похожий на сердце. 
В зеленых и красных прожилках, 
он кружит над люстрой… 
Мгновеньем падения жив он - такое вот чувство. 
Быть может короткими снами охваченный вскоре, 
Надолго останется с нами 
и в счастье, и в горе. 
Он станет закладкой для книги 
в обложке блестящей, 
Напомнив о солнечном миге, 
где все - приходяще… 
Удачи, сомненья, 
тревоги часов бесшабашных 
Когда-нибудь лягут 
под ноги листвою опавшей… 
Порывистый ветер ворвался 
холодный, нежданный, 
Подобно осеннему вальсу 
коротких свиданий. 

Александру Говорову 

Не в пустыне, не во льдах, 
А на Чистых на прудах повстречались. 
-Сколько зим, да сколько лет! 
-Как живешь, - спросил поэт - не печалясь? 
-Вышла книжка…. - Хорошо! 
Значит спонсоров нашел, так бывает. 
Ну, а я - махнул рукой - 
Чаще слышу: «Кто такой?» Забывают. 
Впрочем, это не беда, я работаю всегда 
ради строчки. 
График творческий таков, 
что для песен и стихов 
хватит ночки. 
Для тебя, собрат, как раз, 
книжку новую припас - 
Вот подарок. Пусть она всего с ладонь, 
в ней души моей огонь - не огарок. 
А вообще - одно скажу: 
Тем отныне дорожу, что имею… 
Повернуть бы время вспять, 
да полным - полна тетрадь… 
Не жалею! 
* * * 

На улице Светлова все просто, без прикрас. 
Здесь каждый с полуслова понять сумеет вас. 
И прямо на балконе, прохожий, только глянь, 
Растут у тети Сони и пальма, и герань. 
А в золоченой раме рассветной красоты 
Возникнут перед вами деревья и кусты. 
Какой художник ярко раскрасил столько стен? 
Под аркой жди подарком решение проблем. 
Здесь отдадут задаром котенка и щенка, 
И к песням под гитару тропинка так близка. 
Последний сдав экзамен и получив медаль, 
Светловскими глазами парнишка смотрит в даль… 
И ты поймешь, что рядом отзывчивость живет, 
Когда не только взглядом душа войти зовет 
Сюда, где парусами забредили ветра, 
А во дворах часами играет детвора, 
И памятных мелодий для сердца - через край… 
По счастью здесь не ходит грохочущий трамвай… 
Лишь кто-нибудь да снова окликнет: «Как дела?» 
На улице Светлова, что добротой светла… 

Памяти Юрия Степановича Сологуба 

Учитель мой! Без отдыха и лени 
я шел за Вами вслед, горя мечтой… 
Так разрешите преклонить колени 
перед высокой Вашей добротой. 
Вы никогда не прятали тревогу 
за новый день, за каждого из нас. 
Хромая на израненную ногу, 
бывалый фронтовик, входили в класс, 
Где мелом на доске чертили схемы 
и научили думать и дерзать, 
И часто говорили: «Теоремы 
тем хороши, что нужно доказать». 
Невзгоды жизни Вас не подкосили 
и, переплавив боль свою в любовь, 
Вы не однажды у меня спросили: 
«Чего достиг? Что беспокоит вновь?» 
И мудрый взгляд был по-отцовски светел, 
и голос до сих пор в душе моей: 
«Вчера прочел твои стихи в газете, 
но верю, что сумеешь посильней… 
Павлычко знаю и люблю Сосюру, 
и Пушкина пронес через бои… 
Да, нелегко войти в литературу… 
Одно запомни: книги жду твои…» 
Учитель мой, до боли сердце сжалось, 
когда узнал, что Ваш окончен путь. 
А я сейчас вдали… Но что мешало 
на огонек сердечный заглянуть немного раньше?.. 
В памяти листаю страницы книжек, вышедших уже… 
И до утра свои стихи читаю 
лишь Вашей светлой, золотой душе… 

РЕЛЬСЫ 

Убегают рельсы в даль, мимо поля, мимо речки… 
Не сойтись нам никогда - 
мы с тобою, словно рельсы. 
Не сойтись, не разойтись 
и назад не оглянуться… 
В горку - вверх, а с горки - вниз 
будем рельсами тянуться. 
Но глаза твои, глаза, что таится в них такое? 
Поезда, на тормоза! Рельсам хочется покоя… 

* * * 

Мой ночной кабинет, 
Вероятно, представить нетрудно, - 
Это кухня. В квартире уютней не сыщешь угла. 
Никому не мешая, здесь светится лампа так чудно, 
Здесь перо и тетрадь, где страница отважно бела… 
Здесь всегда под рукою стакан неостывшего чая, 
И приходит Поэзия, чтобы вести разговор 
О привычном таком, и особенном, необычайном, 
Фантастическом даже, 
что в звездный уводит простор… 
Осторожною веткой в окошко ударит рябина, 
За мечтой долгожданной 
собраться в дорогу веля… 
И покажется кухня просторной и светлой кабиной 
рукотворного чуда - космического корабля. 
Мне еще предстоит 
побродить по далеким планетам, 
Прикоснуться рукою 
к чужим необычным цветам… 
Только знаю одно, что «кабину» надежную эту - 
Просто кухню свою - не забуду, куда б ни летал… 

КАК В СКАЗКЕ ПУШКИНА

Ночка тихо ускользает… 
Вот припомнилось опять: 
«Ветер по морю гуляет…» 
Выйду к морю погулять. 
Дремлет берега полоска… Порисую на песке… 
Жаль, что я не Айвазовский и явился налегке - 
Ни этюдника, ни краски, ни картонки, ни холста… 
А вообще-то все, как в сказке - синева и красота. 
Золотой рассвет струится и пророчит лишь добро. 
Не случайно лебедь-птица обронила здесь перо. 
Белокрылою невестой ей легко и славно плыть… 
Хорошо! Но мне известно 
то, что очень может быть. 
И, одну мечту лелея, я в дозоре постою, 
Чтоб от коршуна-злодея уберечь любовь свою. 
Пусть лебедушка взлетает, опускается к волне, 
Никогда беды не знает, но узнает обо мне. 
Летний день, такой погожий, 
очень быстро отзвенел… 
Только всем известный коршун 
прилететь не захотел. 

ПОСЛЕДНИЕ ПЕСНИ 

«Жизнь – обман с чарующей тоскою, 
Оттого так и сильна она, 
Что своею грубою рукою 
Роковые пишет письмена». 

Сергей Есенин 

Строка не греет и остался дым - 
Такая неотвязчивая дума… 
И «я не буду больше молодым…» 
Ты повторяешь часто и угрюмо. 
И вновь друзья и недруги сошлись, 
Для всех пирушка - вот какое дело, 
А все-таки, попробуй, разберись 
И вдруг увидишь, что не все сгорело. 
Ведь это только кажется тебе 
Что «скандалист» и «озорной гуляка». 
И главное ль, скажи, в твоей судьбе 
Ненужный спор, бессмысленная драка? 
Остановись, не подводи итог, 
На жизнь устало поднимая руку… 
Лишь те, кто вероломен и жесток, 
Злорадствуя, увидят эту муку. 
Им не понять печаль твою и боль, 
Для них потемки - творчество поэта. 
Не слушай лживых, душу не неволь, 
Не говори о том, что песня спета. 
Ведь ты народом навсегда любим 
За ту «страну березового ситца», 
Где мы шаги стократно повторим, 
Чтоб в правнуках сюда же возвратиться. 

* * * 

Собираешь золото? Не стоит. 
Лучше жить отчаянно спеши!.. 
Есть на свете самое простое - 
Солнечное золото души. 
Лишь оно и впрямь неоценимо, 
Ведь его не купишь никогда, 
Но сердцам навек необходимо 
Как земля, и небо, и вода… 

* * * 

В калейдоскопе дней мелькает 
Рекламный ролик «Сделай сам», 
Где все раскрашено мелками, 
А я с надеждой написал 
Слова любви, но отрешенно, 
Легко, поспешно, как всегда… 
Звездой спустилась с небосклона 
К другому лучшая звезда… 

* * * 

«Тот, кто любит, должен жить, 
Тот, кто не знает любви, да умрет. 
Тот, кто мешает любви - да умрет он дважды». 
«Ничто не вечно на земле…» 

Надписи жителей Помпеи, погибшей 
24 августа 74 г. до н. э. 

Мне город приснился, 
верней - то, что городом было, - 
Жилища и храмы ушли в раскаленный песок… 
Безумная лава его беспощадно накрыла… 
На камне обугленном - тонкий змеи поясок. 
Безмолвная пустошь в глаза посмотрела сурово, 
И взгляд оробелый внезапно слова обожгли, 
Как память о тех, кто исчез в беспределе багровом. 
Печальный наказ для других поколений Земли: 
«Кто любит - живет, кто не знает любви - умирает 
И дважды умрет - 
кто мешает влюбленным сердцам… 
Не вечно ничто…» 
И сомнений огонь догорает, 
а пламя надежды горит над судьбой до конца. 
В той надписи краткой как будто всевидящим оком 
Помечен ( случайно ли?) огненный день роковой… 
Безбрежно молчанье… 
И лишь онемевшим упреком валун поседевший 
слезою сверкнул горевой… 

* * * 

Под полог темно-синий упряталась луна… 
Хотелось сказки зимней и было не до сна. 
В холодный этот вечер серебряной струной 
Запел декабрьский ветер, заговорил со мной. 
Еще совсем немного - замедлит ветер бег, 
На сонную дорогу падет белейший снег. 
Зажгутся в небе звезды, похожие на фей, 
А в тишине морозной нагрянет чародей - 
Старик седой и властный решит поколдовать, 
Чтоб на рассвете сказку природы показать… 
Ветвей нарядных банты 
звенят в снежинках звезд, 
Сверкают бриллианты, земной засыпав холст. 
Но слышу - ты смеешься: «Затейливый узор… 
Всю ночь над строчкой бьешься, 
упрямый фантазер!» 
Великолепны краски - зимы искристый мех… 
Ужель исчезнет сказка и твой растает смех?.. 

* * * 

В море всяческих решений, 
что приходят в трудный час, 
Квадратура отношений возникает без прикрас. 
От пещеры, сакли, хаты опыт предков не забыт 
И расписан на квадраты 
наш многоквартирный быт. 
Не судите слишком строго, 
если фраза режет слух: 
У кого квадратов много - 
тот к чужим проблемам глух. 
Если Вы не так богаты, как заносчивый сосед, 
На приличные квадраты никакой надежды нет. 
Вряд ли кто-нибудь заметит 
ваш довольно грустный взгляд… 
Скажем прямо: Вам «не светит» 
обрести другой квадрат. 
Нет оплаты по работе, 
столь привычной - с «огоньком». 
И за то, где Вы живете, 
долг растет, как снежный ком. 
Возрастая непомерно, лупят цены, словно град… 
Чем платить пенсионеру 
За последний свой квадрат? 
А рабочему? Лет двадцать 
он трудился у станка - 
Тоже некуда деваться - не востребован пока. 
Где заветные вершины, что растаяли, как дым? 
Все ли могут мыть машины 
новоявленным «крутым»? 
Или с самого рассвета, чтоб семье не горевать, 
Разноликие газеты в переходах продавать? 
Неужели нет управы, как порою говорят, 
На таких, что от Державы 
утаили общий вклад. 
И с завидною сноровкой, 
чтобы «шанс» не прозевать, 
У народа очень ловко продолжают воровать. 
И вольготно на свободе хитроумные дельцы 
Для самих себя возводят трехэтажные дворцы. 
Все успели горлохваты, не потерян аппетит… 
Им наращивать квадраты 
вряд ли кто-то запретит. 
А по замкнутому кругу ходят те, кто правде рад… 
Жаль, не сразу по «заслугам» 
предприимчивым хапугам 
в клетку выпадет квадрат... 

ПРИТЧА ОБ ОДНОМ ПОЭТЕ 

Луна появилась и звезды зажгла, 
И Муза привычно к Поэту пришла, 
Сказала ему: - Отдыхать не спеши, 
Поэму свою до конца допиши. 
-Да что, ты? - услышала резкий ответ, - 
Работать ночами желания нет. 
Бессонница страшно здоровью вредит… 
Сейчас не могу. До утра подожди. 
-Ну что же, как знаешь… И Муза ушла, 
А солнечным утром Поэта нашла, 
Она предложила перо и тетрадь: 
- Пожалуй, работу пора начинать. 
Поэт удивился: - Так сразу и сесть? 
Ведь надо, как водится, плотно поесть, 
А после прилечь и вздремнуть в тишине, 
Но ты обращайся попозже ко мне. 
И Муза ответив, что дольше ждала, 
Простилась с Поэтом и снова ушла, 
А в полдень сюда возвратилась опять: 
-Надеюсь, теперь-то ты будешь писать? 
Не стоит, - Поэт, отмахнувшись, сказал, 
К тому же мне надо спешить на вокзал. 
Вот встречу дружка, а тогда - приходи. 
Но Муза ответила: 
- Больше не жди. 
Ей крикнул вдогонку Поэт: 
-Не беги! 
Но все ж торопливые смолкли шаги. 
Никто не стучит в позабытую дверь… 
Кто скажет Поэту: где Муза теперь? 
И, часто свою раскрывая тетрадь, 
Ни строчки не может уже написать, 
А старые, видно, обида сожгла, 
Так выцвели, словно сгорели дотла. 
И вспомнил Поэт, что когда-то мечтал, 
С волнением женщину милую ждал. 
Она появлялась, чтоб в сердце сберечь 
Сияние добрых и радостных встреч. 
Она улыбалась невинным грехам, 
Ошибкам Поэта, наивным стихам, 
Где звезды с небес он привык обещать, 
А гостья умела любить и прощать. 
И даже когда уходила порой, 
Она возвращалась. И легкой игрой 
Казался Поэту свидания миг, 
Но главного он до сих пор не постиг: 
Что Муза - не женщина… Глядя в тетрадь, 
она не умела по-женски прощать, 
Лишь новых стихов от Поэта ждала, 
Но гордой была, непреклонной была. 
У этой истории грустный сюжет… 
И если, мой друг, ты немного поэт, 
Мгновения творчества больше цени, 
А Муза приходит - ее не гони… 

* * * 

Ветка тонкая, как спичка, всюду - синий гололед, 
А синичка-невеличка вновь на ветку - и поет! 
Что ей нужно? Крошек малость 
на ладошке, на столе… 
А еще, чтобы мечталось в час рассвета о тепле. 
Ей мороз не интересен… 
Смотрит в небо, чуть дыша, 
но не может жить без песен желтогрудая душа 

* * * 

«Ваше благородие, госпожа Удача, 
Для одних ты добрая, для других – иначе…» 

Песня Верещагина из кинофильма 
«Белое солнце пустыни». 

Хороша и памятна мелодия 
В песенке про «Ваше благородие». 
Только время нам другое выпало, 
Госпожа Удача многих выбила 
Из седла, кабины, из терпения… 
И лишила истинного зрения, 
Оттого, что очень переменчива, 
Ветрена, капризна, не застенчива. 
Водит дружбу с мимолетной славою, 
Смотрит в даль с улыбкою лукавою. 
Все, к чему однажды прикасается, 
Никогда Удачи не касается. 
В мир приходит ради развлечения, 
Чтобы плыть неспешно по течению, 
Чтобы без особого старания 
Привлекать всеобщее внимание. 
Только жаль, что замыслы блестящие 
У нее почти как настоящие… 
Всех дорог ухабины фатальные 
Для нее - лишь снимки моментальные. 
Потому, на прошлое не сетуя, 
Доверять красотке не советую. 
Если хватит знания и силушки, 
В крылья превратятся ваши крылышки, 
И с любою справитесь задачею, 
Не встречаясь с госпожой Удачею. 

АКРОСТИХИ 

Летят холмы и перелески мимо, 
Едва дрожат далекие огни… 
Родимый край, ты так непостижимо 
Манишь к себе желаниям сродни 
О том, что вдруг плеснет живой водою 
Надежды свет, рожденный для добра, 
Такой, как чувство вечно молодое 
Отвагой окрыленного пера. 
Все верой неподкупною согрето 
Сказать о главном людям и судьбе, 
Когда с тоской и болью «Смерть поэта» 
О Пушкине, свободе и … себе. 
Еще открыты и душе и глазу 

Унылые страницы грустных книг… 
Так может статься «за стеной Кавказа» 
Рассвет надежды вспыхнет хоть на миг? 
О, если бы! Но сквозь дожди косые 

Познаний горьких, безутешных слов 
Его теснят «мундиры голубые», 
Что равнозначно быть в «стране рабов». 
А может быть среди «друзей притворных» 
Любовь на странный путь обречена? 
И кто взрастит на счастье семена, 
в чьем сердце прорастут свободы зерна? 

* * * 

Красивой назовешь едва ли, 
Ревнивой тоже не назвать, 
А все заботы и печали 
Привыкла от других скрывать. 
И перемен за бабьим летом 
Верней всего - уже не ждет. 
Ах, как легко поверить в это, 
но тронь - и сердце обожжет… 

* * * 

Вот снова тетива запела… 
Едва ль укроешься в лесах, 
Когда сначала - лук и стрелы, 
А после - стрелки на часах. 

* * * 

Не умеем время быстрое ценить. 
Если всюду не успеть - кого винить? 
Кто ответит: почему порой нельзя 
Отозваться, если ждут к себе друзья… 
Где придуман тот спасительный ответ: 
Дескать, времени и не было, и нет. 
А ведь главное теряем навсегда… 
Так из некогда выходит никогда… 

* * * 

Сгораем в пламени сердечном 
вот так сгорают на кострах, 
Финалом поражаясь вечным, 
где неуместны боль и страх. 
И тех, влюбленных бесконечно, 
познавших ревность до поры, 
Неумолимо и беспечно 
сожгли внезапные костры. 
Как страсть, что рано откипела 
(ей было тяжело самой), 
Страдает сфинкс окаменелый, 
такой огромный и… немой. 

ЗЕМНЫЕ ЗЕРНА И НЕБЕСНЫЕ… 

* * * 

Месяц шторы не задернул, 
Сбросил ночи покрывало. 
Звезд рассыпанные зерна 
Утро звонкое склевало… 

* * * 

Низкие облака. 
Ветер холодный, звонкий… 
Глубокая осень - река 
уносит листья - лодчонки 
на новые берега. 

* * * 

Вечер горький и душный… 
Полбеды - не беда. 
Бойся жить равнодушно, 
Угасать без следа. 

* * * 

Если ты на свет рожден мужчиной, 
Как бы иногда ни уставал, 
Никогда заветною вершиной 
Сердцу не покажется привал. 

* * * 

Выйду в поле чистое, ветру поклонюсь, 
Из ручья лучистого вволюшку напьюсь 
За красу-смородину и речную бязь, 
И за то, что вроде бы жизнь не удалась… 


* * * 

Любовь и радость всей душой приемля, 
Одолевал сомненья и печаль… 
Мне жаль того, кто мало видел землю, 
Того, кто не любил ее - не жаль. 

* * * 

Минувших дней и лет кочевье 
Все чаще смотрит мне в глаза… 
Плывут осенние деревья, 
Вздувают ветры паруса. 

* * * 

Я спросил ручей: - 
Скажи мне, как дойти до океана? 
Он в ответ: «Ступай за мною, 
но учти, что путь нелегок, 
мы пойдем не на прогулку». 

* * * 

В этом мире есть города, 
где под крышами тишины 
Только добрые видим сны, 
где нас любят и ждут всегда. 
Хорошо, что есть города, те, 
которые нас с тобой 
Одарили одной судьбой 
не на годы, а навсегда… 

* * * 

Я зиму не люблю, но есть одна отрада: 
Искристый белый снег, узоры на стекле… 
И, может быть, тому безмерно сердце радо, 
Что чище и светлей от снега на земле. 
* * * 

Пока еще хватает красок слова 
И красок чувств, но я ищу их 
безоглядно, снова… И жить учусь. 

* * * 

Не хочу я покоя, мне бы первого грома, 
Мне бы вешнего ветра - 
удалого, хмельного! 
Мне б дождя молодого на буйные нивы… 
Кто привыкнет к покою - 
не станет счастливым. 

* * * 

На коротком пасмурном привале 
Нам еще припомнится с тобой 
Парус детства, солнечные дали, 
Моря несмолкающий прибой… 

* * *

Стихов не должно быть много, 
Особенно тех, что в дорогу 
Возьмете, как хлеб и соль… 
В них - радость, любовь и боль. 

* * * 

Ничего не случилось вроде, 
но запомнился этот миг: 
На весеннюю площадь выходит 
голубей покормить старик. 
Крошки хлеба - такая малость… 
Синь рассветная разлита… 
Хорошо, что еще осталась 
неподдельная доброта. 
* * * 

Яркие слова, словно бусы, 
Нанизываю на нить воображения, 
Чтобы подарить их любимой 
и пока еще не знаю, 
Что они вскоре потускнеют 
на шее старого 
фарфорового петуха… 

* * * 

Мечтаю я о зеркалах, что будут всюду: 
На столах, на остановках, на вокзалах, 
В театрах и в банкетных залах. 
О зеркалах, что каждый раз, 
храня привычную безгрешность, 
Отображают нашу внешность 
и совесть каждого из нас. 

* * * 

Душа все чаще на простор 
Стремится, отодвинув сроки, 
Туда, где ветры не жестоки, 
Где сердцу нужен разговор 
Друзей, чьи лица, что не строги, 
Крылом осветит мой костер… 

* * * 

Любовь позабыли, точнее - изгнали… 
Возможно - любили, 
возможно - страдали. 
Возможно - какие-то клятвы шептали, 
Возможно, о чем-то хорошем мечтали, 
Но чувства свои обрекли безнадежно 
На то, что уже повторить невозможно. 

* * * 

В жизни всякое было, 
и однажды без сил 
Подорожника силу на себе ощутил. 
Средь густого тумана 
и внезапных тревог 
Залечить мою рану он умело помог. 
Если б мог подорожник 
на дорогах иных 
Излечить мир тревожный 
от коварных и злых. 

* * * 

Тебя всегда пойму без слов, 
весь мир в глазах твоих, 
И отблеск звездных островов, 
и море счастья в них. 
И свет любви - зовущий свет вечернего огня… 
И все, чего дороже нет, но только нет меня. 

* * * 

И снова в город мой пришла весна, 
Она была свежа и холодна, 
Но все же самый мокрый воробей 
Уже ничуть не сомневался в ней… 

* * * 

Жара спадает… 
Ее тревожит ласточка крылом, 
Последний лучик солнца подхватив. 
Жара спадает… 
Снова тихий вечер 
Перебирает струны тополей, 
Поют девчата, возвращаясь с поля… 
Жара спадает… 

* * * 

Если б жизнь еще одну 
мне природа подарила, 
Я бы слушал тишину, 
вспоминая все, что было, 
Я бы песни написал, 
те, которых мир не знает… 
Я бы лучшее сказал 
лишь тебе, моя родная… 

* * * 

Я полюбил все звезды сразу, 
поверив сердцем в чудеса, 
И мир бескрайний, ясноглазый 
за то, что в нем - твои глаза… 

* * * 

Сквозь туманы, гололедицы 
Мне к тебе одной спешить, 
Из ковша Большой Медведицы 
Жажду сердца утолить… 

* * *

Заря твоей улыбкой расцвела, 
Меня к родному дому позвала… 
И сразу оказалось, что для счастья 
Всего-то нужно два больших крыла. 

* * * 

Не беги от любви, не беги - 
ничего не сделаешь ты… 
Береги любовь, береги - 
радость счастья и красоты. 
Не беги от огня, не беги, 
если ты им уже зажжен. 
Береги его, береги! 
Пусть вовек не погаснет он… 

* * * 

Написать бы ветром листьев путь, 
Позабывших золотые ветки, 
А потом грозой перечеркнуть 
Хмурый день, 
где сердце - птица в клетке. 

* * * 

Все видел на жизненном поле, 
Но в горькой сумятице строк 
Осталась лишь сотая доля 
Того, что он в думах берег… 

* * * 

Плывут кувшинки облаков 
по небесам загадочным… 
Цвет серебристых лепестков 
играет светом сказочным. 
Вот так и ты, любовь моя, 
сияние напомнила, 
Все, чем живу и счастлив я, 
до краешка наполнила. 

* * * 

Ночь, луна и небо в звездах, 
словно дивный лунный сад, 
Словно был он кем-то создан 
не века, а час назад… 

* * * 

Все гармонично - 
от птиц до цветка… 
Мысль безгранична, 
но жизнь - коротка. 
Впрочем, моя не об этом печаль, - 
Главное: вера, и крылья, и даль! 

* * * 

Вечерний ангел, не лишай покоя, 
Не говори, что все уже в былом. 
Вот снова - август, месяц над рекою 
И звездный всплеск 
серебряным веслом. 

* * * 

Земля моя просторна и щедра, 
Ей год от года быть светлей и краше… 
Я знаю: есть созвездие Добра, 
Где первой среди звезд - планета наша… 

* * * 

Месяц шторы не задернул, 
Сбросил ночи покрывало. 
Звезд рассыпанные зерна 
Утро звонкое склевало… 

* * * 

Низкие облака. 
Ветер холодный, звонкий… 
Глубокая осень - река 
уносит листья - лодчонки 
на новые берега. 

* * * 

Вечер горький и душный… 
Полбеды - не беда. 
Бойся жить равнодушно, 
Угасать без следа. 

* * * 

Если ты на свет рожден мужчиной, 
Как бы иногда ни уставал, 
Никогда заветною вершиной 
Сердцу не покажется привал. 

* * * 

Выйду в поле чистое, ветру поклонюсь, 
Из ручья лучистого вволюшку напьюсь 
За красу-смородину и речную бязь, 
И за то, что вроде бы жизнь не удалась… 

* * * 

Любовь и радость всей душой приемля, 
Одолевал сомненья и печаль… 
Мне жаль того, кто мало видел землю, 
Того, кто не любил ее - не жаль. 

* * * 

Минувших дней и лет кочевье 
Все чаще смотрит мне в глаза… 
Плывут осенние деревья, 
Вздувают ветры паруса. 

* * * 

Я спросил ручей: - 
Скажи мне, как дойти до океана? 
Он в ответ: «Ступай за мною, 
но учти, что путь нелегок, 
мы пойдем не на прогулку». 

* * * 

В этом мире есть города, 
где под крышами тишины 
Только добрые видим сны, 
где нас любят и ждут всегда. 
Хорошо, что есть города, те, 
которые нас с тобой 
Одарили одной судьбой 
не на годы, а навсегда… 

* * * 

Я зиму не люблю, но есть одна отрада: 
Искристый белый снег, узоры на стекле… 
И, может быть, тому безмерно сердце радо, 
Что чище и светлей от снега на земле. 

* * * 

Пока еще хватает красок слова 
И красок чувств, но я ищу их 
безоглядно, снова… И жить учусь. 

* * * 

Не хочу я покоя, мне бы первого грома, 
Мне бы вешнего ветра - 
удалого, хмельного! 
Мне б дождя молодого на буйные нивы… 
Кто привыкнет к покою - 
не станет счастливым. 

* * * 

На коротком пасмурном привале 
Нам еще припомнится с тобой 
Парус детства, солнечные дали, 
Моря несмолкающий прибой… 

* * *

Стихов не должно быть много, 
Особенно тех, что в дорогу 
Возьмете, как хлеб и соль… 
В них - радость, любовь и боль. 

* * * 

Ничего не случилось вроде, 
но запомнился этот миг: 
На весеннюю площадь выходит 
голубей покормить старик. 
Крошки хлеба - такая малость… 
Синь рассветная разлита… 
Хорошо, что еще осталась 
неподдельная доброта. 
* * * 

Яркие слова, словно бусы, 
Нанизываю на нить воображения, 
Чтобы подарить их любимой 
и пока еще не знаю, 
Что они вскоре потускнеют 
на шее старого 
фарфорового петуха… 

* * * 

Мечтаю я о зеркалах, что будут всюду: 
На столах, на остановках, на вокзалах, 
В театрах и в банкетных залах. 
О зеркалах, что каждый раз, 
храня привычную безгрешность, 
Отображают нашу внешность 
и совесть каждого из нас. 

* * * 

Душа все чаще на простор 
Стремится, отодвинув сроки, 
Туда, где ветры не жестоки, 
Где сердцу нужен разговор 
Друзей, чьи лица, что не строги, 
Крылом осветит мой костер… 

* * * 

Любовь позабыли, точнее - изгнали… 
Возможно - любили, 
возможно - страдали. 
Возможно - какие-то клятвы шептали, 
Возможно, о чем-то хорошем мечтали, 
Но чувства свои обрекли безнадежно 
На то, что уже повторить невозможно. 

* * * 

В жизни всякое было, 
и однажды без сил 
Подорожника силу на себе ощутил. 
Средь густого тумана 
и внезапных тревог 
Залечить мою рану он умело помог. 
Если б мог подорожник 
на дорогах иных 
Излечить мир тревожный 
от коварных и злых. 

* * * 

Тебя всегда пойму без слов, 
весь мир в глазах твоих, 
И отблеск звездных островов, 
и море счастья в них. 
И свет любви - зовущий свет вечернего огня… 
И все, чего дороже нет, но только нет меня. 


Все авторские права защищены. 

Использовать материал со  ссылкой на источник. 


Назад

Яндекс.Метрика
Категория: Мои статьи | Добавил: kashpan (25.04.2013)
Просмотров: 591 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: