Суббота, 18.11.2017, 07:12

КРОТ ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ

Актер и руководитель театра поэзии

«И пусть мне меньше радости пророчится,

И впереди не много лет осталось,

Но если жить и жить чертовски хочется –

Кто смеет утверждать, что это старость?» -

Владимр Крот

так написал о себе стихотворными строками Заслуженный работник культуры Украины Владимир Иванович Крот – создатель и художественный руководитель театра поэзии «Весна» в Днепропетровске ( ныне – город Днепр). Рассказывая о своих дорогах на ниве жизни и искусства, анализируя судьбы своих героев, он не однажды подчеркивал, что жизнь человека не бывает легкой, что она соткана из трудностей и только их преодоление приносит ему настоящее, истинное счастье. Человек неувядаемого оптимизма, великолепный актер, замечательный собеседник, добрый, хороший друг и наставник молодежи – таким он был и останется в памяти всех, кто его знал. «Жизнь прожить – не поле переехать» часто приговаривал он, несколько видоизменив привычную поговорку «Жизнь прожить – не поле перейти». О себе говорил просто и откровенно, глядя на собеседника, словно приглашая его заглянуть в дом своей судьбы: «Я родился 7 октября 1935 года в селе Самойловка, Верхне - Рогачикского района , Херсонской области. Отец мой – Иван Павлович и мать – Ульяна Илларионовна всю жизнь трудились в колхозе: отец – трактористом, а мама была на самых разных работах. Ее руки успевали все... Там, в селе, затерявшемся в таврийских степях, воспетых Олесем Гончаром и прошло мое детство. В 1944 году, когда Херсонщина была освобождена от немецко-фашистских захватчиков, я пошел в первый класс Самойловской семилетки. В третьем классе начал пробовать писать стихи. Подтолкнула меня к этому книга стихотворений Андрея Малышко, которую отец привез из Херсона, где был на областном совещании механизаторов. Тогда и появилась мысль о том, что я со временем стану поэтом, таким же интересным и известным, как Андрей Малышко. Уже в четвертом классе мои стихи стали появляться в школьной стенгазете, а в пятом они уже печатались в республиканской пионерской газете «Звездочка», областной газете «Приднепровская правда» и районной « Красное знамя». В школе меня называли «поэтом», может быть потому, что среди учащихся нашей школы я был только одним, кто тогда писал стихи. Иным словом - «конкурентов» на литературном поприще у меня тогда не было. А это тоже придавало вес моей популярности... Жизнь села в послевоенное время была очень тяжелой. Я видел в тот страшный и голодный 1947 год немало людей, которые едва ходили и буквально пухли от голода. Тогда в газете «Приднепровская правда» я прочитал стихотворение, к сожалению не помню фамилию автора, которое заканчивалось словами, прославляющими Партию и лично товарища Сталина в победоносный 1947 год, как это было принято писать в то время на призывных праздничных плакатах с обязательным восклицательным знаком в конце предложения. Помню, я просил отца: «Папа, а какой же это победоносный год, когда люди пухнут от голода?». На что отец почти шепотом ответил мне: «Сынок, я тебя очень прошу, чтобы ты этот вопрос ты больше никому и нигде не задавал. Понял?» «Понял» - ответил я разочарованно, хотя на самом деле понял тогда далеко не все. Смысл и тональность отцовских слов дошли до меня значительно позже. Однако, несмотря на тяжелую жизнь в селе, люди верили, что она станет лучше и обязательно это сделает «наш мудрый вождь и учитель – товарищ Сталин». В 1949 году страна готовилась отмечать 70-летие со дня его рождения. Апофеоз этого праздника был огромен. Сталина славили как гениального вождя и учителя, продолжателя великого дела Ленина, творца нашего счастливого будущего. И что это действительно так – мы, школьники, верили свято. В апреле я написал стихотворение, посвященное Первомаю, и отправил его в почтовом конверте в редакцию газеты «Звездочка». Стихотворение с названием «Праздничный день» напечатали и были в нем слова о том, что нам, детям, «прекрасно жить и расти в стране Сталина»... В том, что я, как другие поэты той поры, тоже прославлял Партию и ее вождей, большого греха не вижу. Однако изменился мир, изменились жизненные обстоятельства, изменились мы, узнав о том, чего раньше не знали – истинную правду о «сталинской эпохе» и стали мудрее, и, вполне естественно, изменили свои взгляды на многое... Хочу сказать, что наша жизнь – жизнь сельских школьников в то время все же резко отличалась от жизни тех ребят, которые жили в городах, и в летний период ехали отдыхать в пионерские лагеря. Нашими пионерскими лагерями летом были : работа по дому, в поле колхозном и на огороде. Мы воспринимали это как форму и содержание нашей жизни, которая не могла быть иной, радовались труду, пели о нем, писали стихи, полные романтики. Вспоминается одно стихотворение, написанное мной в пору горячей летней страды в колхозе, где «идут впереди бригадир, агроном и колос налит полновесным зерном»... Стихи такого содержания регулярно появлялись в газетах, особенно в моей любимой «Звездочке». В связи с этим я стал регулярно получать письма от школьников из разных городов и, особенно, сел Украины, поскольку в газете возле моей фамилии и имени всегда или в большинстве случаев был напечатан и мой домашний адрес. Мальчишки и девчонки писали мне о том, что прочли мои стихи, и они им понравились, просили рассказать о школе, где я учился. А однажды, когда я уже был семиклассником, мне прислала письмо одна девочка из Никополя. Кроме общих фраз о моем стихотворении, она спрашивала: «Кем я хочу стать после окончания школы, в каком учебном заведении мечтаю учиться?» «Я, например, - писала она, - мечтаю стать актрисой...» Последняя фраза ее письма по сути изменила мою жизнь и моментально промелькнула в моей голове мысль: «Да! И я стану актером! Лучшей профессии на земле не найти». Это произошло потому, возможно, что я уже в каком - то смысле чувствовал себя актером, когда читал наизусть свои стихи в родной школе и в сельском клубе и мои односельчане награждали меня такими аплодисментами и возгласами: «Браво, Володя! Читай еще!» - от чего аж голова кружилась. Поэтому я сразу же написал девушке письмо, в котором изложил свой главный вопрос: «Напиши, пожалуйста, а где учатся будущие артисты?» и в ответ получил адреса Одесского и Днепропетровского театральных училищ. Моей радости не было границ и я принял окончательное решение: «Еду поступать в театральное училище!» Однако, как я скажу об этом родителям? Ведь они знают, и это уже решено давно, что я, окончив десять классов, буду поступать в институт на филфак. К тому же, как они воспримут мое такое неожиданное решение?» И однажды под вечер, когда отец вернулся из района и за ужином сказал: «Володя, я был сегодня в Верхнем Рогачике, там встретился с дядькой Сергеем и мы договорились, что осенью, когда ты пойдешь учиться в районную школу-десятилетку, то жить будешь у него». Для меня это показалось удачным моментом, чтобы сказать о своем решении и я выпалил: «Я не буду учиться в школе-десятилетке!» - «Как так не будешь?» - отец от удивления поднялся из-за стола. –«Я еду поступать в театральное училище!» Отец снова сел за стол, положил ложку и так на меня посмотрел, что его взгляд словно говорил: «Ты что, белены объелся?» Одним словом, если бы в этот момент возле нашей хаты разорвалась огромная граната, то мои отец и мама так бы не испугались, как от того, что я сказал. Они долго молчали. А потом мама тихо молвила: «Сынок, что ты надумал? Если не хочешь быть поэтом, то учись на агронома или врача. А то – артист! Это что – всю жизнь клоуна играть?» - «Поеду поступать в театральное училище!»- упрямо повторил я. И вот заговорил отец. Его слова для меня были очень важными. Дело в том, что он был человеком строгим и мог бы наверняка сказать: - Никаких театральных училищ! Будешь заканчивать десять классов! И все. Но отец заговорил о другом:

«Знаешь, мать, не будем ему перечить. Он так решил – пусть так и будет. А то вдруг у него что-то не так сложится в жизни, и он до старости будет упрекать нас с тобой, что мы сбили его с верного пути. А так придется упрекать лишь самого себя». Давно это было сказано, Давно нет отца. А я всегда с теплотой вспоминаю его мудрые слова. Собрав необходимые документы, я направился в новый и незнакомый мне мир. Приехав к пристани Ушкалка, на Днепре, я узнал, что пароход на Одессу, куда я решил поступать в театральное училище, прибудет через восемь часов, а на Днепропетровск отправляется через полчаса. И я подумал: «Какая разница – Одесса или Днепропетровск – лишь бы поступить». Потому и взял билет на пароход до Днепропетровска и после вступительных экзаменов по специальности, где я читал свои стихи, исполнил песню на стихи Михаила Исаковского «Одинокая гармонь», который накануне прислал мне свою книгу «О поэтическом мастерстве» и все происходило, как во сне, но это было наяву. В августе 1951 года я был принят в Днепропетровское Государственное театральное училище. Обучение в нем было счастливейшим периодом в моей жизни. Для меня, сельского мальчишки, наступило время истинного познания мира, красоты и величия человека, время формирования моих моральных и эстетических идеалов, время неожиданных открытий пленительных тайн искусства. Однако вместе с тем это почему-то отодвинуло на второй план мое увлечение поэзией. Я почти не писал стихов и безраздельно влюбился в театр, меня пленило искусство актера, режиссера. Днепропетровск – большой город. Его чудесные библиотеки, музеи, театры открыли предо мной огромные возможности для самообразования, самосовершенствования, о чем в своем родном селе я и мечтать не мог… После окончания театрального училища был призван в ряды Советской Армии, где прослужил три года в воздушно-десантных войсках.

Закончив службу, поступил в Киевский Государственный институт имени Карпенко-Карого. Потом работал в театрах Украины – актером, режиссером, директором. Почти двадцать лет был директором Запорожского украинского музыкально-драматического театра имени Николая Щорса и Днепропетровского русского драматического театра имени Максима Горького. Это было время наивысшего напряжения, повседневной вдохновенной работы, которой отдавал все свои силы и знания. И, конечно же, писал стихи. А в 1994 году создал в Днепропетровске театр поэзии «Весна». Вот как говорил об этом событии в одном из своих интервью Владимир Иванович: «Это была уже не случайность. Я шел к созданию театра поэзии много лет. Искусство слова меня привлекало еще со времени учебы в театральном училище и в институте, когда я слушал программы выдающихся мастеров этого жанра, таких как Дмитрий Журавлев, А в театре я постоянно работал над созданием новых поэтических программ. Таким образом искусство художественного слова стало моей второй любовью. Моим творческим арсеналом стали десятки поэтических программ и сотни выученных наизусть стихотворений Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Тараса Шевченко, Сергея Есенина, Александра Блока, Анны Ахматовой, Марины Цветаевой, Владимира Сосюры, Владимира Маяковского, Владимира Высоцкого, Эдуарда Асадова, Лины Костенко, Константина Симонова, Расула Гамзатова, Александра Стовбы… И это далеко не полный список произведений авторов, включенных в поэтические программы «Весны». Без ложной скромности скажу, что пока еще «Весна» - единственный театр такого плана в Украине, но на вечера-спектакли приходят настоящие любители поэзии и зал - всегда полон… Работа в театре «Весна» привела меня еще к одной очень важной и интересной творческой деятельности, к которой раньше я не имел никакого отношения. Именно тут за годы работы я издал добрый десяток книжек и поэтических сборников. И началось это, как говорится, «нежданно – негаданно». После поэтических программ, с которыми я выступал в театре, ко мне часто подходили слушатели с просьбами – дать им стихотворения, наиболее понравившиеся. Таких обращений становилось все больше и больше. Верное решение пришло само собой: издать сборник лучших стихотворений мировой поэзии, чтобы мои слушатели их читали и не беспокоили меня после каждого концерта. Так вышел первый, составленный мной сборник стихотворений, под названием «Стихов пленительная сладость», в который вошли сто стихотворений русских и зарубежных поэтов. Его тепло встретили любители поэзии и тут же предложили: «А почему бы Вам не издать сборник стихов лучших украинских поэтов?» Это побудило меня издать второй поэтический сборник «Поезія – духовність щонайвища», в который вошли сто стихотворений украинских поэтов от Григория Сковороды и Тараса Шевченко до наших дней. «А мы очень мало знаем о творчестве поэтов Днепропетровщины, - вновь говорили мне слушатели и любители поэзии, - Вы с ними знакомы и могли бы о каждом немало рассказать». С большим интересом и удовольствием я взялся за эту работу и издал сразу две книги: « Дніпропетровщина – поетичний край» и «Русские поэты Приднепровья», где отобразил историю развития украинской и русской поэзии нашего края. Следует также назвать мои книги «Поет Олександр Стовба» - рассказ о молодом талантливом поэте из Днепродзержинска, погибшем в Афганистане, «З Україною в серці» - о жизненном и творческом пути известного поэта, нашего земляка Григория Бедняка, «Все потеряв, любовь нельзя терять», «Жизнь прожить – не поле переехать» и другие на украинском и русском языках. Кстати хочу заметить, что в книге моих стихов и рассказов «Жизнь прожить – не поле переехать» читатель найдет произведения как на русском, так и на украинском языках». Заканчивая свою короткую исповедь, Владимир Иванович Крот как-то неожиданно заметил: « В последнее время стараюсь писать все больше на украинском» и прочел наизусть вот такое стихотворение: Переді мною стелиться дорога, по ній і я немало вже пройшов. Я все життя шукав свій шлях до Бога – та ось в душі своїй його знайшов. Це почуття велике й незбагненне – в собі я дух Диявола зборов. І зрозумів, що Бог тепер для мене – моя Надія, Віра і Любов. Хай роки мчать, як коні воронії – живи, працюй і не втрачай мети, бо без Любові, Віри і Надії, як і без Бога щастя не знайти!

  • вот Владимира Ивановича Крота не стало… «Все мы, все мы в этом мире тленны».- повторял иногда, задумавшись о чем-то своем, слова известной песни на стихи Сергея Есенина «Не жалею, не зову, не плачу…», оставивший о себе добрую, светлую память замечательный, беспокойный подвижник позтического слова Владимир ванович Крот.

В моей домашній библиотечке хранятся его книги с автографами автора, искренними и очень теплыми дружескими пожеланиями, а еще – многочисленные приглашения в театр поэзии «Весна», помеченные 1993 -2000 годами. Так, в приглашении (абонементе №4) на семь поэтических вечеров из цикла «Поэзия Приднепровья» на 1993 – начало 1994 года читаем следующее: «Дорогой друг! Приднепровье давно известно своїми литературно-поэтическими традиціями. В 1883 году в нашем крае появилась первая украинская книжка «Жар-птица» Адриана Кащенко, котрому и суджено было стать первым украинским писателем Приднепровья.В 1884 году в городе на Днепре начал свій творческий путь Иван Манжура. Позже в нашем городе жили и рабо тали Валериан Подмогильный, Валериан Полищук, Григорий Эпик, Иван Кириленко, Борис Тенета, Олесь Досвитный, Дмитрий Кедрин, Павел Кононенко, Михаил Светлов, Михаил Голодный, Олесь Гончар, Павел Усенко, Михаил Чхан и другие. В 1934 году в городе появилась областная организация союза писателей Украины, насчитывающая нене 55 литераторов, из них - 25 поэтов. Дорогой друг! Абонемент, который ты держишь в руках, предоставляет тебе возможность побывать на творческих вечерах поэтов Днепропетровщины, которые будут проходить в театре поэзии Центра культуры и искусства «Вдохновение»( ул.Ленинградская,68). Ведущий поэтических вечеров заслуженный работник культуры Украины Владимир Крот. Начало в 15.00. Далее следовала тематика вечеров с указанием известных поэтических имен: «Творческий вечер поэта Виктора Коржа – лауреата республиканской премии имени Андрея Малышко (17.10.93г.), «Сердце в сорочке из любистка» - творческое кредо поэта Юрия Кириченко (21.11.93г.), «Не разучись любить и верить» - встреча с Михаилом Селезневым, лауреатом литературной премии имени Александра Стовбы (19.12.93г.), «Для чего я живу на свете?» - стихи и раздумья поэта Игоря Пуппо, ( 30. 1.94г.),«Слово родное – песня и праздник» - встреча с поэтом Константином Чеонышовым,(20.02.94г.), «Поэзия всегда неповторима»- об этом вели разговор и читали свои стихи поэты Анатолий Шкляр и Виталий Старченко, (20.03.94г.), «Праздник поэзии «Весна Приднепровья», в котором принимали участие многие поэты, о которых еще не раз вспомнят любители поэзии, те, кто имел счастье побывать в этом необычном и удивительном театре поэзии «Весна».